3:19 PM
Профессиональные интоксикации и заболевания сердечно-сосудистой системы

Из всех веществ, воздействие которых способствует развитию сердечно-сосудистых заболеваний, в первую очередь следует назвать кобальт, кадмий, галогенированные углеводороды, сероуглерод, нитраты алифатического ряда и оксид углерода. В некоторых случаях предположения, основанные на результатах лабораторных опытов на экспериментальных животных, при исследовании человека не подтвердились (кадмий). Некоторые из этих веществ токсичны лишь при условии высокого уровня воздействия, и поэтому нет оснований для опасности хронического профессионального заболевания (галогенированные углеводороды).

Наконец, некоторые токсичные вещества настолько широко распространены, что связанные с ними производственные опасности меньше, чем существующие повсеместно (оксид углерода).
 

Кобальт. Примерно в 1966 г. в Бельгии, Канаде и США более 150 случаев заболевания кардиомиопатией (слабость сердечной мышцы) среди лиц, употребляющих пиво, было приписано применению в пивоваренном производстве кобальта в качестве пенообразующего вещества. Эта эпидемия прекратилась, когда перестали применять кобальт в пивоваренном производстве.
 

Исследования на животных подтвердили токсическое воздействие кобальта на сердце. Они показали неспецифические изменения мышечных волокон и митохондрий сердца, которые были такими же, как у человека, и походили на изменения при заболевании первичной кардиомиопатией. Эти поражения возникают в связи с тем, что кобальт отрицательно влияет на определенные ферменты, встречающиеся в цикле Кребса (вторичное уменьшение количественного соотношения цинка и железа).
 

Можно было бы ожидать, что кардиомиопатия должна встречаться у лиц, имеющих контакт с кобальтом в процессе своей трудовой деятельности. Однако известен только один такой случай, описанный Барбуки и Дезеки в 1972 г. Крайне малая распространенность таких случаев, по всей видимости, связана с тем фактом, что токсическое воздействие кобальта на сердце проявляется лишь при наличии благоприятствующих факторов, таких, как недоедание и алкоголизм.
 

Кадмий. У экспериментальных животных регулярное получение определенных доз кадмия может вызвать артериальную гипертонию, патогенез которой пока остается открытым. Было выдвинуто предположение, что кадмий изменяет реактивность сосудов, вмешиваясь в действие вазопрессина и вызывая избыточную секрецию ренина. В этих случаях уровень содержания кадмия в моче необычайно высок при относительном падении содержания цинка.
 

В соответствии с этими данными кадмий связывали с этиологией артериальной гипертонии у человека. Шредер продемонстрировал, что в почках умерших от гипертонии людей содержится больше кадмия, чем в почках людей, смерть которых имеет иные причины. В США было сделано предположение, что существует связь между распространенностью артериальной гипертонии и уровнем загрязненности атмосферы кадмием.

Однако эти данные не подтвердились. Более того, у рабочих, имеющих контакт с кадмием, и у лиц, имеющих высокое содержание кадмия в моче, не выявлено склонности к артериальной гипертонии.
 

Таким образом, в настоящее время нет убедительных аргументов в пользу того, что кадмий влияет на развитие гипертонии у человека. Данный пример свидетельствует о том, что судить о реакции человека, основываясь на результатах опытов на животных, можно лишь с величайшей осторожностью.
 

Галогенированные углеводороды. В эту группу также можно включить фреоны, или фтороалкены, и фторхлорпроизводные.
 

Токсическое воздействие этих соединений на сердце человека известно еще с первых случаев применения хлороформа, который больше не используется в качестве анестезирующего средства, поскольку его действие нарушает желудочковый ритм.
 

Считалось, что фреоны и газы-носители аэрозолей - оказывают очень небольшое токсическое воздействие. Но эту точку зрения пришлось пересмотреть в связи с тем, что самостоятельные попытки молодых людей вдыхать различные имеющиеся в продаже аэрозоли с целью получить таким путем эффект, подобный действию психотропных средств, оказались весьма плачевными. Поскольку смерть была внезапной, а вскрытие не подтвердило клинического (предварительного) диагноза, то ввиду молодости этих людей возникло подозрение, что причиной их смерти была фибрилляция желудочков.
 

Эксперименты на животных показали, что контакт со фторсодержащими газами снижает проводимость сердца и замедляет распространение импульса, что ведет к брадикардии с неровным ритмом сокращения всего сердца или желудочков и, наконец, к асистолии. Эти последствия зависят от концентрации фреона и усиливаются гипоксией и ацидозом. При профилактике гипоксии предварительная дача кислорода позволяет предупредить развитие осложнений. Фреоны делают сердечную мышцу особенно чувствительной к вызывающему аритмию воздействию катехоламинов, что видно при введении эпинефрина отравленным фреоном животным. Это ведет к возникновению тахиаритмии с последующей смертью от фибрилляции желудочков. Такая «сенсибилизация сердечной мышцы» связана с неоднородным подавлением проводящей системы сердца, вследствие чего воздействие катехоламинов вызывает появление тяжелой желудочковой аритмии. Предполагается, что хлороформ и трихлорэтан имеют подобный механизм действия. Кроме того, галогенированные углеводороды снижают сокращение сердечной мышцы, уменьшая также ток крови через сердце и снижая артериальное давление.
 

Применение фторсодержащих газов в аэрозольной упаковке считается одной из дополнительных причин смерти больных астмой, которые злоупотребляли бронхорасширяющими средствами. В таких случаях налицо все факторы, повышающие их токсичность: гипоксия и ацидоз, так же как и симпатомиметические бронхорасширяющие средства. Тем не менее не-обходимо установить степень влияния сжатых газов в аэрозолях на смерть пациента.
 

Хроническую интоксикацию галогенированными углеводородами никогда не относили к причинам возникновения патологии сердечно-сосудистой системы.
 

Сероуглерод. Хроническая интоксикация сероуглеродом может вызывать артериальную гипертонию и увеличивать частоту возникновения ишемической болезни сердца. Была выдвинута теория о токсическом воздействии сероуглерода на стенки артерий. Токсическое воздействие сероуглерода может быть объяснено связью с атеросклерозом почек, мозга и сердца.
 

Эксперименты на животных показывают, что сероуглерод ухудшает липидный метаболизм, вследствие чего увеличивается отложение жиров на стенках артерий и синтез холестерина печенью.
 

Длительный контакт человека с сероуглеродом не влечет за собой значительного увеличения содержания холестерина. Были высказаны предположения, что сероуглерод может провоцировать атеросклероз головного мозга и сердца, но это не было доказано.
 

Вторым хорошо изученным последствием воздействия сероуглерода является артериальная гипертония. Однако эпидемиологические исследования показали, что это воздействие не имеет большого значения: кровяное давление у имеющих контакт лиц было 149/90 мм рт.ст. против 133/82 у группы работников, не имеющих контакта.
 

Можно с определенностью отметить, что среди лиц, имеющих профессиональный контакт с сероуглеродом, гораздо больше распространен склероз коронарных сосудов. Это подтвердило проведенное в Финляндии исследование, которое показало, что у лиц, имеющих контакт с сероуглеродом, коронарная болезнь встречается в 2,5-5 раз чаще. Механизм такого вредного действия сероуглерода пока не ясен. Коронарный атеросклероз не был обнаружен среди японских рабочих, у которых чаще проявляются поражения сосудов головного мозга. Это последнее открытие придает вес утверждению, что сероуглерод ускоряет развитие латентного атеросклероза.
 

За изучением ранних признаков сосудистых нарушений последовало детальное изучение кровоснабжения сетчатки. В Японии исследования выявили возникновение микроаневризм у лиц, имеющих контакт с сероуглеродом, но это не было подтверждено финскими исследователями.

Тем не менее финским ученым с помощью ангиографии удалось выявить признаки изменений сосудов сетчатки. Эти изменения, хотя и являются исключительно специфическими, постоянны и воспроизводимы. В каждом случае эти признаки предшествуют появлению других вторичных последствий контакта с сероуглеродом. Таким образом, появляется метод раннего выявления лиц, наиболее подверженных опасности.
 

Нитраты алифатического ряда. Симптоматика острой интоксикации нитроглицерином связана с его сосудорасширяющими свойствами и включает головные боли, тахикардию, гипотонию, потерю сознания и, возможно, ортостатический коллапс. Эти последствия не особенно тяжелы и связаны главным образом с воздействием нитроглицерина на стенки вен, включая расширение вен с венозным застоем на периферии и снижение сердечного выброса.
 

Постоянный контакт с нитратами алифатического ряда сопровождается постепенным исчезновением вторичных последствий. Расширение сосудов компенсируется симпатическим тонусом. У людей, подверженных повторяющемуся контакту, связанному с трудовой деятельностью, следует ожидать повышения диастолического артериального давления одновременно с понижением систолического артериального давления.
 

У 5% больных, находившихся в контакте с нитроглицерином в течение нескольких месяцев и более, при прекращении контакта развиваются симптомы ишемической болезни миокарда. Симптоматика может быть различной степени тяжести: от стенокардии и инфаркта миокарда до внезапной смерти. Симптомы появляются через 48-72 ч после прекращения контакта. Они могут быть устранены с помощью нитроглицерина (под язык); можно ожидать прекращения стенокардии при возвращении больного на работу.
 

Сердечные приступы часто бывают у молодых людей и у женщин, которые в принципе не страдают атеросклерозом коронарных сосудов. В качестве возможного объяснения был предложен тот факт, что коронарные спазмы бывают связаны с общим сужением сосудов под влиянием симпатической системы и постепенно проходят по мере исчезновения сосудорасширяющего действия нитратов алифатического ряда. Ланге и сотр. подтвердили эту гипотезу, показав обратимость коронарного спазма с помощью лечения нитроглицерином. Больные стенокардией, не перенесшие инфаркта, при прекращении контакта с нитроглицерином в перспективе могут стать практически здоровыми.
 

Относительно редкая распространенность описанных случаев заболевания приводит к мысли о существовании индивидуальной предрасположенности, которая пока не определена настолько, чтобы сделать возможными какие-либо профилактические меры. В свете предполагаемой патофизиологии данного синдрома представляется вероятным, что сердечные больные подвергаются большей опасности, чем здоровые люди, ввиду чего им не следует вступать в контакт с этими соединениями.
 

Оксид углерода. При острой интоксикации оксидом углерода электрокардиограмма часто показывает такие же изменения, как при субэпикардиальной ишемии (изменение направления Т-зубцов), иногда сопровождающиеся увеличением содержания ферментов в крови. Соответственно, патологоанатомические исследования обнаруживают в сердечной мышце небольшие рассеянные зоны некроза, которые нельзя расценивать как морфологические изменения, характерные для инфаркта. Если интоксикация не привела к смерти, эти патологические изменения на электрокардиограмме постепенно исчезают.
 

Умеренный контакт с оксидом углерода дает такие же последствия, как гипоксия. У здорового человека адаптация сердечного кровообращения, близкая к максимальной нагрузке, остается неизменной, пока максимальное поглощение кислорода уменьшается в соответствии с уровнем карбоксигемоглобина. Это приводит лишь к сокращению максимальной артериально-венозной разницы (по содержанию кислорода).
 

У кардиологических больных электрокардиографические и клинические признаки ишемии миокарда появляются при меньшей нагрузке. После выкуривания нескольких сигарет, не содержащих никотина (НbСО = 7,8%), симптомы стенокардии проявляются при незначительной нагрузке с более низким коэффициентом давление/время. Однако оксид углерода, по всей видимости, не оказывает прямого токсического воздействия на сердечную мышцу. Ее токсическое действие возникает вследствие аноксии.
 

У подопытных животных постоянный контакт с оксидом углерода ведет к изменениям стенок артерии: увеличенная проницаемость эндотелия с отеком под внутренней оболочкой сосуда, сопровождающаяся накоплением липидов на уровне стенки артерии. Как макроскопические, так и микроскопические исследования обнаруживают поражения, подобные тем, которые возникают при атеросклерозе у человека. У животных изолированная гипоксия вызывает сходные поражения, и оказывается, что причиной проявления токсического действия оксида углерода является исключительно кислородная недостаточность, которую он порождает.
 

У курильщиков сигарет, вдыхающих дым, уровень карбоксигемоглобина достигает 5-15%. Точно установлено, что коронарная болезнь у курящих встречается в два-три раза чаще, чем у некурящих. Эти последствия, более ярко выраженные у молодых людей, прямо пропорциональны числу выкуриваемых сигарет. Токсическое воздействие табака, вероятно, не зависит ни от никотина, ни от смол, а возникает в результате атерогенного действия оксида углерода, в свою очередь, несомненно, связанного с аноксией.
 

Таким образом, у людей, имеющих постоянный контакт с оксидом углерода в процессе трудовой деятельности, имеется вероятность более раннего развития коронарной болезни. Предельный уровень воздействия оксида углерода, составляющий 50 млн-1, слишком высок, так как пятичасовой контакт с оксидом углерода в такой концентрации поднимает уровень НbСО на 5% и более. Однако следует помнить, что курение играет такую же роль, как и контакт с оксидом углерода в процессе трудовой деятельности
 

Категория: Сердечно-сосудистая система | Просмотров: 115 | Добавил: laborsafety | Теги: сердечно-сосудистая система, Профессиональные интоксикации | Рейтинг: 0.0/0