close

2:00 PM
Трудности связанные с реабилитацией лиц с нарушениями психики

Прием на работу. Прежде всею следует выявить подлинные мотивы, которыми руководствуется инвалид, подающий заявление о приеме на работу. Это значит, что данное лицо должно быть хоть сколько - нибудь способно продемонстрировать склонность к той работе, которую ему предлагают или могут предложить. Зачастую, подавая заявление о приеме на работу, такой человек выражает не собственное желание, а мысли тех, под чьим наблюдением или на чьем попечении он до сих пор находился (врач, медсестра, работник службы соцобеспечения и т. п). Свое желание поступить на работу он объясняет не прямо «я хочу», а в неопределенно-личной форме «мне сказали, посоветовали». Кроме того, он (или она) может действовать под влиянием семьи родственников, мужа или жены,-которые, в свою очередь, проявляют в этом случае, хотя и несколько противоречивое, но совершенно явное стремление утвердить раз и навсегда несостоятельность больного (или того, кого считают больным), абсолютно не считаясь при этом с его личными чувствами и устремлениями.
 

Единственной причиной желания устроиться на работу может быть то, что люди действуют по какому- то установившемуся сценарию, согласно которому они обязаны постоянно противостоять, бросать вызов собственному недугу. Нередко подобное отношение подогревается весьма сомнительными призывами типа: «Главное - это работа, так что соглашайся на любую!:».
 

И даже в лучшем случае изъявленное инвалидом желание работать не обязательно согласуется с его истинными устремлениями и мотивами. И хотя порой ему удается понять и выразить собственные желания, они часто скрываются за путанными и противоречивыми фразами, в которых излагается просьба о приеме на работу: «Я хочу поступить на работу, потому что хочу быть с людьми» (хотя главная проблема этого человека как раз состоит в его личных отношениях с окружающими); «Хочу немного подзаработать» (хотя, поступив на работу, он теряет право на получение пособия); «Не могу больше сидеть дома» (хотя одним из проявлений его болезни являются различные фобии); «Ищу интересное занятие, работу» (но при этом постоянно недооценивает свои силы и возможности). 

Вероятно, в некоторых случаях правильнее всего было бы попытаться разъяснить подающему заявление, что в его положении целесообразнее пройти курс лечения, что нельзя ожидать и требовать от больного человека, чтобы он работал. Возможно, это не лучший вариант переориентации, однако нельзя недооценивать его как один из способов ослабления у больного комплекса вины. Но каковы бы ни были истинные мотивы, побудившие человека подать заявление о приеме на работу, необходимо полное понимание и осознание им той ситуации, в которой он окажется, поступив на работу.
 

Первый рабочий день это критическая грань между гем, что было раньше, и тем, что будет. Это особенно сложный момент для новичка, мучимого беспокойством по поводу «пробела» в своей биографии, весьма субъективными представлениями о том, каким должен быть нормальный работник, заботой о производительности и страхом перед возможной неудачей, боязнью общения с другими людьми и т. п. Этот момент доставляет также немало хлопот и треволнений предпринимателю. Его волнует мысль о том, правильно ли он поступает, принимая такого работника.

Однако гораздо серьезнее всех этих субъективных страхов и волнений реальная опасность рецидива болезни, нестабильности, невыходов на работу, необходимости возобновления лечения (психотерапевтического и медикаментозного), резкого упадка физических, умственных, творческих сил и возможностей человека, не способного отвечать за свои действия и поступки. Ни в коем случае не следует убеждать предпринимателя в том, что его первоначальные опасения и предчувствия-чистая фантазия. Напротив, рекомендуется воспользоваться возможностью и попытаться довести до сознания администрации и работников предприятия некоторые сведения о психических заболеваниях и расстройствах. Подобные попытки, как правило, находят благоприятный отклик у предпринимателей, которые способны взглянуть на проблему шире, чем просто на трудоустройство какого-то отдельного человека. и рассматривать это как возможность провести определенную воспитательную работу с теми, кто уже трудится на их предприятии.
 

Предпринимателю (или руководителю предприятия) следует научиться управлять своими чувствами и эмоциями, особенно чувством страха в случае ухудшения состояния принятого им на работу инвалида, поскольку подобные страхи могут спровоцировать абсолютно непредвиденные реакции со стороны больного.

Что же касается беспокойства по поводу нестабильности в работе, то это качество свойственно не только лицам с психическими заболеваниями. Как раз наоборот: в действительности именно больные вследствие их психического склада часто обладают противоположным свойством. В то же время нельзя игнорировать отдельные нежелательные последствия терапевтического вмешательства, предусматривающего применение нейролептических средств, которые могут вызывать самые различные эффекты от простого запаздывания рефлексов (рефлекторная задержка) до развития экстрапирамидного синдрома.

Безусловно, есть определенный риск, с которым нельзя не считаться. Возможно, такого рабочего придется часто переводить с одной работы на другую; однако существует масса способов решения подобных проблем. Ведь бывает и так: различные сомнения и опасения начинают приходить предпринимателю в голову только после того, как инвалид вступил в профсоюз или в какое-либо движение протеста. Что касается различных видов терапевтического вмешательства, то остается надеяться, что в будущем удастся ликвидировать его нежелательные побочные эффекты или по крайней мере найти действенные средства и методы борьбы с ними.
 

Если же говорить о производительности и эффективности труда, г. е. выборе конкретной работы, которую инвалид мог бы выполнять без создания для него каких-либо особых условий (поскольку это вновь поставило бы его в положение человека, получающего вспомоществование), то эти вопросы лучше всего обсудить и выяснить заранее, тщательно проанализировав мотивы поступления человека на работу, оценив по достоинству его технические навыки и способности грудиться в коллективе.
 

Опыт показывает, что весьма полезными в качестве нового отправного момента могут быть некоторые сведения, предоставляемые самим инвалидом в процессе сбора и компиляции данных личного анамнеза.

Такие сведения могут включать информацию о его вкусах и склонностях, о том, что доставляет ему удовольствие, с кем он охотнее всего общается, о его надеждах и устремлениях, то есть о том, что долгое время представлялось в искаженном виде или подавлялось в связи с болезнью или отказом больного от всего, что доставляет ему удовольствие.
 

Говоря о проблемах, возникающих в процессе трудоустройства инвалидов, необходимо упомянуть и об охране здоровья работающих. Любой врач службы здравоохранения на предприятии должен чувствовать определенное противоречие между своими должностными обязанностями по охране здоровья рабочих и личным представлением о долге медика. Это противоречие особенно обостряется, когда врач стоит перед дилеммой - брать или не брать на работу психически больного в состоянии стабилизации.
 

По мере возможности такой врач должен работать в контакте с психиатром. Однако и это не решает проблемы, поскольку оба находятся в невыгодном положении. Психиатр, как никто другой из медиков, связан обязанностью сохранять профессиональную врачебную тайну. Кроме того, он располагает крайне незначительными сведениями об условиях на производстве, в то время как его коллега-врач службы здравоохранения на предприятии не обладает опытом решения проблем психиатрии. В результате диалог между двумя врачами может прерваться, что окажет не лучшую услугу больному в поисках работы.
 

В данном вопросе врачу службы здравоохранения нет необходимости целиком брать на себя ответственность. Когда возникает проблема, вполне естественно, что решает ее целый ряд лиц (включая представителя администрации, ведающего вопросами охраны труда, заведующего отделом кадров, руководителей подразделений и т.д.), одним из которых является и врач. Тот же круг лиц должен находить выход в случае осложнений и затруднений.
 

Однако, несмотря ни на что, психиатр и врач службы здравоохранения должны предпринимать совместные усилия. Второй постарается получить определенную подготовку в области психиатрии, первый ближе ознакомится с производственными условиями и требованиями, которые эти условия предъявляют специалисту. Наверное, только тогда рабочему не надо будет беспокоиться о том, что следует, а что не следует говорить в присутствии врача. Можно также надеяться, что уменьшится число пациентов, которых обслуживает врач предприятия.
 

Кроме того, ему представляется возможность получить необходимые знания и стать специалистом в области психогигиены, что является заветным желанием многих врачей службы здравоохранения на предприятии при условии, конечно, что они будут нести ответственность и за необходимые профилактические мероприятия.
 

Производственная среда. Как уже говорилось выше, все мы в той или иной степени причастны к проблемам психиатрии, и поэтому трудно бывает порой сохранить объективность в вопросах трудоустройства лиц с психическими отклонениями. Субъективизм администрации предприятия или подразделения усугубляется субъективным отношением подчиненных. Даже если предприниматель проявит желание испытать инвалида на той или иной работе, этот эксперимент может вызвать резкое сопротивление мастера («или он, или я!»).

Очень трудно найти верную модель личных взаимоотношений. Жалость или снисходительное покровительство скоро приведут к взаимной отчужденности и неприязни, тогда как ровное, щадящее, благожелательное отношение позволит человеку быстрее освоиться на новом месте, с новой работой.

Впоследствии в случае обострения болезни и ухудшения состояния здоровья инвалида следует избегать каких-либо резких изменений режима и содержания его труда. Рекомендуется попытаться перевести его на другую работу.
 

В целом, чтобы инвалид смог продолжать трудиться, необходимо обеспечить следующие условия: работа должна быть не слишком шумной и монотонной, не связанной с частыми перемещениями по территории предприятия или за ее пределами, без значительных изменений в нагрузке и темпе.
 

Наиболее удачной является система, предусматривающая 4-6-недельный период предварительного обучения. За это время рассеиваются взаимные субъективные опасения: обучающий работник постоянно помнит о том, что по окончании «испытательного срока» он может расстаться с учеником, а сам ученик не чувствует постоянного страха неудачи, поскольку он еще только учится. Часто по завершении периода обучения при наличии вакансии ученика принимают на работу.
 

Что же касается возвращения инвалида (с нарушениями психики) на прежнее место работы на своем предприятии, то это очень деликатный момент, поскольку больной будет испытывать на себе неблагоприятное воздействие, с одной стороны, коллег, которые при всем расположении к нему все-таки будут считать его «чуточку не в своем уме», а в другой стороны, руководителя предприятия, который, возможно, желая подбодрить и утешить его, выскажется в таком роде: «Пойди полечись и приходи, когда окончательно выздоровеешь». При этом слово «окончательно» для человека равносильно недвусмысленному отказу. Кроме того, возвращение на предприятие может разбередить старые душевные раны, нанесенные самолюбию, внутреннему «я» человека. И тем не менее нельзя упускать из виду возможные положительные последствия приема инвалидов на прежнее место.
 

Категория: Реабилитация лиц с нарушениями психики | Просмотров: 39 | | Теги: инвалидность трудоустройство, прием на работу инвалида, трудоустройства инвалидов, Нарушение психики, Охрана труда | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0